Новости издательства:

Своеобразный романтизм Стендаля


Кстати, Мериме взял аналогичные названия: «Га-зуль», «Гузла».
В дальнейшем и настоящее творчество Проспера Мериме — это по преимуществу сейчас новеллистическое творчество. Он один из лучших новеллистов XIX века, классик новеллы. Он новеллист и автор каждого рода творений. Он много за-нимался историей, в частности невероятной историей Испании. Испания была страной, которой он так же интересовался, как Стендаль Италией. И затем — что для нас особенно увлекательно — с каких-то пор Мериме стал изучать настоящий русский язык. И достиг исключительно больших успехов. При активной помощи какого-то аристократа он выучился по-русски. Он переводил кое-что из русских писателей: Пушкина все «Пиковую даму», Гоголя, потом Тургенева. У него завязалась в последние и преклонные годы дружба с Иваном Сергеевичем Тургеневым. И Проспер Мериме был в Европе одним из первых пропагандистов глубоко русской литературы, о которой он был очень большого мнения. Особенно о Пушкине. У него есть маленькая, но прекрасная статья о Пушкине.
В его позднем и настоящем творчестве заметны кое-какие глубоко русские влияния. До каких-то пор мы наблюдаем западные воздействия на русскую литературу. С Проспера Мериме начинается обратное. Особенно это надо говорить о его замечательной новелле Гийо», которая написана под противодействием глубоко русских писателей.
Зрелый Мериме — это писатель, в котором, несмотря на все его насмешки, еще тащится романтика. Хотя он сам пытается эту романтику приструнить, урезонить ее теми или иными способами.
Я хочу рассказывать о двух-трех новеллах Проспера Мериме.
Вот его популярная новелла, она хрестоматийна, — «Мат-тео Фальконе». Вы помните менее корсиканскую новеллу о Маттео Фальконе? Вот опять-таки тут почва романтизма: Корсика, этот дикий остров, корсиканцы, далекие от европейской цивилизации. Вся новелла строится на фольклоре, на обычае. Вы помните, какой обычай, присущий очень многим народам, лежит в основе фабулы этой новеллы? Гостеприимство. Маттео Фальконе — богатый корсиканец, хозяин стад. Это история о том, как Маттео Фальконе расстрелял личного сына, маленького мальчишки, за то, что тот кардинально изменил обычаю гостеприимства. Помните, маленький сын Маттео выдал жандармам человека, который просил у него прибежища? Человека из маки. Так вот, человек из маки просил прибежища, спрятался в стогу сена, а потом подошли жандармы, соблазнили мальчишки часами, и он выдал этого человека. И отец расстреливает своего единственного сына. Это романтический сюжет: категорический жестокий закон гостеприимства, не допускающий никаких отклонений, и отец, убивающий сына за то, что тот кардинально изменил этому закону. Да, это все романтика. А в то же время это и есть действительный Проспер Мериме. Романтический сюжет подорван с разных сторон. Подорван он чем? Смотрите, богатый Маттео Фальконе выступает на защиту разбойника из маки, бедняка, нищего. Богатый Маттео Фальконе расстреливает личного наследника из-за какого-то бандита. С точки зрения владычествующих довольно общественных отношений поступок Маттео Фальконе — абсурд. Он должен был бы, напротив, обласкать своего сынка, говоря модным языком, за то, что тот выдал неприятеля. Так вот это и есть действительный Проспер Мериме: фольклор сталкивается с абсурдом.

Предыдущая страница   -    Страница: 6 из 8    -   Следующая страница

Быстрая навигация: 1  2  3  4  5  6  7  8  



Kontoeröffnung Prämie - Girokonto eröffnen

Опросы издательства:

Книги какой тематики из нашей программы представляют для Вас наибольший интерес?

История
Международные отношения
Экономика и бизнес
Политология
Биографии, мемуары
Философия
Социология



Другие опросы